МРК и «Варшавянки» – наш военный ответ американцам

Сегодня коснемся вопросов геополитики и закроем проблемы ПЛО (противолодочной обороны).

Проблемы ПЛО

Проблемы ПЛО я вкратце уже осветил ранее, но в силу того, что мои оппоненты оказались противолодочниками, придется на них остановиться подробнее.

Из ранее сказанного вы уже поняли, что у нас назревает проблема со стареющим парком МПК проекта «Альбатрос» еще советской постройки. Эти рабочие лошадки честно несут свою службу в составе трех флотов (СФ, ТОФ и ЧФ), отвечая за охрану водного района и прикрывая выход наших АПЛ с баз дислокации в районы патрулирования. Но ресурс их не безграничен, и заменить их пока особо нечем (и тут претензии оппонентов вполне обоснованные). У нас на всех флотах сейчас в строю 22 МПК проектов 1124/1124М. Это недорогие кораблики 3-го ранга, которые честно выполняют свои боевые задачи по охране водного района в БМЗ. А менять их собрались дорогими многоцелевыми ударными корветами УРО 2-го ранга проектов 20380/20385. Это все равно что дорогим микроскопом забивать гвозди. Гвозди вы, конечно, забьете, но гораздо проще, а главное дешевле это делать молотком. А молотка у нас нет. И как обстоят дела с его разработкой, я уже рассказал в прошлый раз.

Чтобы до вас дошло лучше, я лишь приведу дислокацию наших «Альбатросов». В составе Северного флота их семь. Четыре в составе 270-го гвардейского Печенгского Краснознамённого дивизиона МПК 7-й бригады кораблей охраны водного района (пункт базирования на Оленью Губу). И еще три в составе 43-го дивизиона кораблей охраны водного района (пункт базирования на Северодвинск). Именно там у нас лежбище наших АПЛ разного назначения. Еще десять «Альбатросов» несут службу на Тихом океане. Пять в составе 11-го дивизиона кораблей охраны водного района (пункт базирования на Владивосток). Три в составе 117-го дивизиона МПК 114-й бригады ОВР (пункт базирования полуостров Завойко). И еще два в составе дивизиона кораблей ОВР Совгаванского военно-морского района (пункт базирования Советская Гавань). Какие ПЛАРК, ПЛАРБ и ТРПКСН базируются на ТОФ, я вам рассказывать не буду, но именно оттуда грозят они шведу (точнее, янки). И еще шесть МПК у нас на Черном море. Три в составе 400-го дивизиона противолодочных кораблей 68-й бригады кораблей охраны водного района (пункт базирования на Севастополь, бухта Южная). И три в составе 181-го дивизиона противолодочных кораблей 184-й бригады кораблей охраны водного района (пункт базирования на Новороссийск, Геопорт). Ситуация еще не критическая, но близкая к ней. Все эти корабли скоро пойдут на списание.

А враги наши только этого и ждут. Их подводные лодки на постоянной основе дежурят у наших берегов, меняя друг друга. Только совсем недавно ВМС США начали сокращать своё присутствие в Авачинском заливе, перестав обеспечивать там непрерывное нахождение подлодки-охотника в любой момент времени. Правда, с апреля 2018-го вахту у них приняли их подопечные из состава Морских сил самообороны Японии. На севере долгие годы выход наших «стратегов» из баз контролировали норвежские ДЭПЛ типа «Ула». Обнаруживали их крайне редко и случайно, потом всегда теряли, установить сколько-нибудь длительное слежение или найти места, где они проводили зарядку батарей у нас так и не получилось. Сегодня они там не дежурят, но грядущее обновление норвежского подплава, начиная с 2020 года, сделает такие операции весьма обычным делом, а с учётом дикой антироссийской истерии на Западе ещё и желаемым для правящих сейчас в странах НАТО политических элит. У шведов охота на наши подлодки вообще стала маниакальной идеей (дня не проходит, чтобы они там кого-нибудь не поймали). Поляки тоже не прочь в этом поучаствовать.

В таких условиях значение ПЛО для обеспечения безопасности страны в 200-мильной экономической зоне и у баз дислокации АПЛ, являющихся до сих пор основой ударной мощи нашего ВМФ и частью морских сил ядерного сдерживания, трудно переоценить. Во всем мире эти задачи в БМЗ решают с помощью надводных кораблей, неатомных подводных лодок (ДЭПЛ), противолодочной авиации и средствами освещения подводной обстановки (СОПО). Из всего выше перечисленного у нас имеются только ДЭПЛ (проекта 636.3 «Варшавянка»), ни противолодочных самолетов, ни вертолетов у нас уже давно не выпускают, про СОПО вообще молчу. Последняя надежда оставалась на надводный флот, но ситуацию с ним, вы уже знаете. Хотя, имей мы достаточное количество недорогих МПК, мы бы могли перекрыть кислород нашим врагам не числом, а умением. Точнее, как раз наоборот – именно числом, а не умением (хотя бы в БМЗ).

Подобно распределённой сети совместно работающих датчиков, МПК, оснащённые буксируемыми гидроакустическими станциями (БуГАС), сведённые в корабельные поисково-ударные группы (КПУГ), могли бы очень жёстко ограничить возможности для иностранных подлодок действовать против наших АПЛ, а иногда и принудить их раскрыть себя и «подставиться» под удары самолётов ПЛО, какими бы примитивными они у нас ни были и сколь мало их у нас не осталось. И уж точно проницаемость районов действия КПУГ из таких кораблей для вражеских подлодок была бы околонулевой.

Эту задачу мог бы решить «Супер-Каракурт» разработки ЦМКБ «Алмаз», но командование приняло другое решение. Про эпопею создания наших МПК я уже рассказывал выше. Оппоненты во всем видят происки внутренних врагов, которые корысти ради, в нулевые годы пролоббировали создание большого количества МРК (малых ракетных кораблей), оснащенных крылатыми «Калибрами-НК», в ущерб кораблям других классов, чем подорвали нашу обороноспособность. Вот на этом вопросе я и остановлюсь в заключительной части.

Разъясняю политику партии. МРК и «Варшавянки» – наш ответ Вашингтону

Спецы-военморы напирают на то, что Высшее военно-морское руководство страны вбухало деньги в плавающие корыта с нулевой мореходностью, оснастив их оружием невиданной силы, но оставив при этом совершенно беззащитными перед кораблями и авиацией противника. Ничего глупее они не видели! Подозревают в этом тупой распил бюджета, поскольку каждое такое корыто обошлось и обходится казне в 2 млрд. руб. Я им, конечно, возражу (мне есть что сказать), но вначале дам им слово:

С 2006 года, когда «живительный импульс», отвешенный руководству Минобороны и флотским командирам со стороны В. В. Путина, привёл к появлению во флоте крылатых ракет «Калибр», ВМФ обзаводился их носителями самым нерациональным путём из всех возможных – путём постройки специализированных «ракетных канонерок» типа «Буян-М», с нелокализованными импортными дизелями, отсутствием системы целеуказания и «никакой» мореходностью. Эти корабли могли кое-как выполнить очень узкий спектр задач, а хорошо только одну задачу – удар крылатыми ракетами по стационарным (наземным в основном) целям. В войне против противника, обладающего боеспособным флотом, их выживаемость была и остаётся под огромным вопросом – ни атаку подлодки, даже самой допотопной, ни удара с воздуха, хотя бы с вертолёта, эти корабли пережить не смогут.

Но «погоня за ракетными ячейками» привела к тому, что и время, и деньги оказались потраченными на МРК и «патрульники». Да ещё на гигантский корвет-переросток 20386. «Дыра» в ПЛО тем временем и не думала «усыхать».

Требование Генштаба иметь «специализированные ракетные корабли» командование ВМФ и промышленность продолжали выполнять за счёт массовой постройки откровенно убогих МРК, единственным плюсом которых была очень хорошая обитаемость – случись война, их экипажи пошли бы на дно, имея «через переборку» огромные и комфортабельные каюты и кубрики.

Вот такое мнение людей, имеющих самое непосредственное отношение к профессии. «Критики линии партии» не понимают, зачем мы строили эти «корыта» в таком количестве, когда те же деньги могли пустить на более нужные флоту проекты. Что я им могу возразить? «Ширее» на вещи нужно смотреть, товарищи военморы (хотя я понимаю, что вы противолодочники, а не ракетчики, и мыслите узкопрофильно внутри своего ПЛО-коридора). Но не надо забывать, в какое время принималось это решение? Шел 2006 год. До знаменитой мюнхенской речи ВВП оставалось меньше полугода. Хотя, что я от вас требую, когда даже в Мюнхене, в феврале 2007 года многие наши уважаемые «друзья и партнеры» тоже не придали словам Путина должного внимания – что там лепечет этот русский, какой-такой многополярный мир, какая-такая независимая внешняя политика и учет интересов суверенных стран, он, что забыл, в каком лесу он живет, и кто в этом лесу старший? Независимая внешняя политика всегда во все времена подкреплялась только силой. Банальной военной силой. И только с позиции силы и можно качать права. А откуда военная сила у РФ? Ее тогда не было (спасибо ЕБНу, развалил, так развалил!). Но господа-империалисты не знали того, что знал Путин. У нас появилось оружие, которое кардинально меняло ситуацию и позволяло разговаривать с партнерами на равных.

Вы ведь сами писали про МСЯС, а значит, понимаете, что ядерная триада покоится на трех китах – на ядерном оружии наземного, воздушного и морского базирования. Америка нас превосходила на тот момент в воздушных и морских носителях, мы это компенсировали преимуществом в наземной составляющей ЯО. Но подлые янки тихой сапой стали нивелировать существующий баланс сил, располагая свои противоракеты по периметру наших границ (в странах бывшего Варшавского Договора), делая вид, что это они не против нас, а против Ирана обустраивают поляну. Ну, прямо, как дети малые! И мы, типа, во все это верим. И смотрим, как заклятые «друзья» помножают на ноль все наши баллистические ракеты шахтного базирования вплоть до Урала, которые их противоракеты (ПРО) могут сбивать еще на стартовых траекториях, деля на 38 весь существующий паритет. Конечно, мы с этим мириться не могли, и ответ не заставил себя ждать – у нас появились «Калибры». Те самые ржавые «Калибры», которые по данным специалистов из Лэнгли не могли пролететь больше 300, максимум 400 км. Как же они ошибались!

Да, у нас проявилось супероружие, не вундерваффе, конечно (до появления гиперзвукового оружия пришлось ждать еще 10 лет), но хоть что-то. Но где его было размещать? И вот тут и появилась идея с МРК. Вся фишка в том, дорогие товарищи военморы, что МРК несут тактическое ядерное оружие возмездия «Калибры-НК» с официальным радиусом действия до 2,5 тыс. км, а неофициальным до 4 тыс. км (но это пока военная тайна!). И на горе нашим врагам, которые наперечет знают все наши шахтные установки стратегических баллистических ракет наземного базирования и могут их накрыть по времени «Х» упреждающим ударом, носителей крылатых «Калибров» морского базирования (а в перспективе и гиперзвуковых «Цирконов» с дальностью до 1 тыс. км) накрыть невозможно, по причине их постоянного передвижения, а в случае МРК это возможно не только во внутренних морях, типа Каспия, но и по рекам, а это уже полный аут для наших врагов. Кстати, спешно реанимированный проект 636.3 ДЭПЛ «Варшавянка» призван был решить те же задачи, что и МРК, но уже в ДМЗ, поближе к Центрам принятия решений наших заклятых друзей (мы их уже наклепали 10 единиц, из которых 8 уже в строю, 2 строятся, и еще 3 законтрактованы). Шесть «Варшавянок» уже несут службу на Черном море, две на ТОФ и еще четыре строящихся пойдут туда же (13-ая планируется на Балтику).

Теперь вы понимаете хитрые планы товарища Путина? И не считаете, что в Кремле и Генштабе ВС РФ все сплошь дураки и мздоимцы сидят? «Ширее» на вещи надо смотреть, дорогие товарищи! За «базар» в Мюнхене надо было отвечать, и Путин ответил. Мало никому не показалось! Одному сильно загорелому джентльмену, просиживающему штаны в Белом Доме в ранге 44-го Президента Америки, в октябре 2015-го сильно поплохело, когда ему доложили, что Путин на день своего рождения устроил салют из 26 залпов крылатых ракет по Сирии с акватории Каспия с каких-то надувных матрацев, которые и в перископ-то не разглядишь. И это в то время, когда ему спецы из Лэнгли докладывали, что экономика РФ разорвана в клочья, у страны-бензоколонки не то, что ракет нет с таким радиусом действия, но и флота уже не осталось, да и самого Каспийского моря тоже не должно было быть – пересохло. Чем все закончилось, вы знаете. Двоечники из Лэнгли пошли в школу, изучать, где находится Каспийское море, а сам загорелый предводитель американских бледнолицых команчей постарался скорее свалить на пенсию и занялся написанием мемуаров под общим названием «Я и Гений Злодейства Путин».

Такая история. Чтобы понять, насколько вы не правы, стоит только взглянуть на карту дислокации наших МРК. «Буяны-М» проекта 21631 из девяти построенных – четыре несут службу на ЧФ, три на Каспии и еще два на Балтике. Каждый имеет по 8 «Калибров-НК» при дальности плавания 2500 морских миль. Еще три МРК находятся в строительстве, один из них точно пойдет на БФ.

По проекту 22800 «Каракурт». Три в строю (все на Балтике), еще 13 строятся в разной степени готовности. Три из них пойдут на Балтику, три – на ЧФ и четыре – на ТОФ (еще три, куда пойдут, пока не известно, скорее всего, тоже на ТОФ). У «Каракуртов» также по 8 «Калибров-НК» при дальности плавания 2500 морских миль. Сами возьмите циркуль, заложите радиус 2,5 тыс. км и очертите круг, а потом посмотрите, кому потенциально могут угрожать эти беззащитные «корыта» с низкой мореходностью? После чего сами ответьте на вопрос – зачем нам нужна их мореходность и средства ПВО, когда они призваны решать совсем другие задачи?

Не забудьте поделиться этой статьей со своими друзьями!
ЧТОБЫ ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ, ПЕРЕЙДИТЕ НА СЛЕДУЮЩУЮ СТРАНИЦУ
Pages — 1 2