У погромов в США выявился четкий сценарий

Политический раздрай обескровил конгресс, погрязший в дрязгах межпартийных интриг, взаимных обвинений и, похоже, потерявший способность к законотворчеству. Противостояние стало серьезной помехой в работе Белого дома и других ведомств, привело к многочисленным резонансным скандалам, перешло из области политических абстракций в личную сферу, разбив немало семей и дружеских связей, и порой выливалось в уличные потасовки. Иные обозреватели нередко называли происходящее в стране «холодной гражданской войной».

В этой тревожной ситуации Америке не хватало только пандемии. Да еще и какого размаха! Идеалисты, как водится, искали светлые стороны и в этих испытаниях, полагая, что беда примирит воюющие стороны. Но нет, тема раскола разве что на время слетела с первых полос, уступив место коронавирусу, но противостояние никуда не исчезло. Политики и тут стремились извлечь для себя пользу, обвиняя друг друга в неумении принять необходимые меры против этой заразы. Президент, конгрессмены, губернаторы, мэры — все они, как бы ни бушевала «корона», держали под прицелом предстоящие выборы. Между тем картины больниц, задыхающихся от нехватки мест, гробов и переполненных моргов, гнетущий домашний плен карантина и неопределенность будущего — все это стало нелегким испытанием для психики.

Усталость от постоянного напряжения требовала разрядки. Одним было достаточно пробежаться на свежем воздухе, другим требовалось гораздо больше. И прежде всего тем, по кому пандемия ударила особенно тяжело. Этой группой стали афроамериканцы, и без того накопившие длинный список обид — от рабства до неустроенности наших дней. Взведенная пандемией, эта среда все больше напоминала пороховую бочку, готовую взорваться в любой момент. Садистское убийство белым полицейским чернокожего Джорджа Флойда сдетонировало массовыми протестами, быстро перешедшими в не менее массовые грабежи, поджоги, насилие.

Убийство Флойда возмутило всех. Но все, что последовало после этого, американцы видят по-разному — в силу своих устоявшихся взглядов. Демократы, либеральная публика видят законный протест против полицейской жестокости, и более широко — против расового неравенства, против Трампа, олицетворяющего все худшее. Республиканцы, консервативные американцы, напротив, во всем этом видят хаос, попытки разрушить существующую систему. Словно это не одна, а две Америки, живущие в разных мирах, с разными ценностями.

В каком-то смысле это и есть две Америки. Линия раскола не обязательно проходит по цвету кожи. В протестные акции, например, влилось немало белой либеральной публики, воспитанной на политкорректном восприятии чернокожих собратьев, на вечной вине белых перед черными. Многие из них клеймят капитализм как систему, сеющую неравенство и несправедливость. Это сторонники Берни Сандерса, проповедующего левый поворот, отрицание существующего порядка, социалистические реформы.

Другая Америка — консервативно настроенные американцы — задается вопросом: как же так? Да, были почти два века позорного рабовладения и еще сто лет сегрегации, мы знаем, как пагубно все это сказалось на негритянском населении. Но за 50–60 лет, прошедших с отмены сегрегации и принятия законов о гражданских правах, много сделано, чтобы изменить положение негров. Для них были установлены квоты приема в госуниверситеты и госучреждения, введены многочисленные пособия, создана, в конце концов, атмосфера, в которой большая часть конфликтных ситуаций по определению решается в пользу афроамериканцев. Но им мало, они постоянно требуют для себя все новых привилегий. Часть черных воспользовалась предоставленными возможностями, другие — нет. И в том не наша вина. При чем здесь расизм?

Это непростой вопрос. Расисты в Америке, конечно, есть, как есть материальное и социальное неравенство черных. Но это отдельный разговор, как и о расизме, который белые и афроамериканцы зачастую понимают по-разному. Точно так же непростой вопрос и о полицейской жестокости. Приведу только один факт: с 2017 по 2020 годы от пуль полицейских погибли 1398 белых американцев и 755 черных. И здесь снова мы видим две картины мира. Демократы, либералы, белые и черные, говорят только о трагедиях черных, о предвзятости полиции к афроамериканцам, возводя каждый отдельный случай в системную проблему. Республиканцы, консерваторы — напротив, говорят, что, несмотря на отдельные случаи превышения силы, в целом полиция достойно выполняет трудную работу по охране общественного порядка.

На теме преследования полицией черных взросло мощное движение афроамериканцев BLACK LIVES MATTER (BLM), дословно: «жизни черных имеют значение». Надо полагать, что активисты BLM как раз и вносят организационное начало, по крайней мере, в мирные акции протеста. Но в BLM есть и радикальное крыло, где считают, что одними протестами изменить ничего не удастся, надо действовать силой. Так же считают и принимают участие в беспорядках левые радикалы из экстремистских организаций, которые выступают за разрушение нынешнего порядка жизни. Надо думать, что в первую очередь именно они стоят за поджогами, создают атмосферу хаоса и насилия. Ну и, конечно, криминал и люмпены не упускают свой шанс поживиться грабежами в атмосфере безнаказанности.

Хотя погромы, как и протесты, казалось бы, возникают стихийно, но, если приглядеться, элементы организации налицо: погромщиков организованно снабжают кирпичами, бутылками с замороженной водой, «коктейлями Молотова»; для них наготове стоят медики и передвижные аптеки; к их услугам целая армия адвокатов, собирают средства для уплаты залога для освобождения арестованных. Кстати, в сборе средств замечены члены команды Байдена и голливудские знаменитости, поддерживающие демократов. Трудно сказать, есть ли в нынешних волнениях единое организационное ядро. Поговаривают, что левых радикалов подкармливает Сорос. Возможно. Определенно, однако, что беспорядками воспользовались демократы в надежде вымести наконец Трампа из Белого дома — либо прямо сейчас, либо на предстоящих выборах.

Политики и подыгрывающие демократам основные СМИ традиционно обвиняют Трампа в расизме, в том, что его агрессивная риторика подготовила якобы почву для расовых волнений. Противники президента пытаются создать для него ситуацию цугцванга: если для подавления беспорядков он задействует армию — он диктатор, с ним грядет конец демократии. Если не предпримет жестких шагов — слабый президент, не может справиться с погромщиками. Но перед погромщиками спасовали как раз демократы — губернаторы и мэры. Именно их бездействие, заигрывание с протестным движением из опасений потерять симпатии черных избирателей (а это примерно четверть электоральной базы Демпартии) развязало погромщикам руки. На протяжении долгого времени, пока вокруг шел тотальный грабеж магазинов, бушевали пожары и творилось насилие, мэры-демократы не решались отдать приказ полиции (в США полиция подчиняется только мэру) на жесткий отпор погромщикам. Иные из них по существу сдали правоохранителей, объявив о сокращении финансирования полиции, а в Миннесоте так и вовсе 9 из 12 членов горсовета проголосовали за роспуск городской полиции, чем удовлетворили претензии радикальных протестантов. Примерно так же трусливо вели себя и демократы-губернаторы, не решаясь ввести Нацгвардию, которая находится в их исключительном подчинении.

Пока трудно сказать, как отзовутся нынешние события на результатах президентских выборов. Демократы полагают, что беспорядки льют воду на их мельницу. Исторически от беспорядков проигрывали политики, находящиеся в тот момент у власти. Избиратели инстинктивно стремились к «твердой руке», которую не смог обеспечить действующий президент. Но «закон и порядок» — это как раз про Трампа, который напоминает об этом по десять раз на дню, пытаясь оказать давление на мэров и губернаторов, заигравшихся в поддержке протестов. Республиканцы же надеются, что избиратели разберутся, по чьей вине не было оказано должного отпора погромщикам. Но факт остается: нынешние протесты и беспорядки — одно из проявлений системного кризиса, который переживает страна, это часть глубинного раскола общества, залатать который будет нелегко.

Не забудьте поделиться этой статьей со своими друзьями!
ЧТОБЫ ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ, ПЕРЕЙДИТЕ НА СЛЕДУЮЩУЮ СТРАНИЦУ
Pages — 1 2