Россия жестко ответила на нефтяной демарш Лукашенко: ударила по продовольствию

Претензии к белорусской стороне со стороны российских чиновников носят предметный характер. После ввода Москвой в 2014 году продовольственного эмбарго, ограничивающее импорт ряда товаров аграрной продукции из стран, объявивших России санкции, Белоруссия стала основным перевалочным пунктом для поставки контрафактного продовольствия в нашу страну. Минск старался на полную мощность воспользоваться ситуацией и заменить утраченные россиянами излюбленные зарубежные продукты товаром, на котором красовалась метка Made-in-Belarus. Доходило до абсурда — белорусские предприимчивые экспортеры пытались наладить поставку в Россию испанского «хамона» и немецкого «дор-блю». Как сообщал Россельхознадзор прошлым летом, за 4 года действия эмбарго было выявлено свыше 27 тыс тонн незаконно ввезенной в наше государство продукции: почти 1 тыс тонн животноводческих товаров и более 26 тыс тонн — растительных изделий. Большая часть этого контрафакта была ввезена из Белоруссии и Казахстана. По данным Россельхознадзора, только за за первую неделю апреля на российско-белорусской границе было задержано почти 40 трейлеров без фитосанитарных документов или с фальсифицированными сертификатами.

Однако, при всех проблемах, в прошлом году, импорт Белоруссии в Россию вырос на 3,5% и превысил $12 млрд. Из этой суммы на поставках фруктов и овощей Минск заработал $300 млн. Обратный экспорт из нашей страны в вотчину Лукашенко увеличился в 2018 году почти на 20% — до $22 млрд. Причем в первую очередь белорусы закупают наши нефть и газ. Ежегодно Белоруссия импортирует из России около 24 млн тонн нефти. А для обеспечения внутреннего рынка Минску хватает всего 6 млн тонн. Остальное страна пускает на переработку и отправляет на реэкспорт, зарабатывая на этом до $3 млрд, так как пошлины от перепродажи нефтепродуктов Белоруссия оставляет в своем бюджете. Повысив цены за транзит российской нефти, Минск может заработать больше, чем на поставках яблок. Проблема Минска в том, что интерес России к белорусским трубопроводным мощностям заметно снизится — наша страна может нарастить экспорт по новым маршрутам в азиатском направлении.

Потери Москвы окажутся менее заметными. Да, наша страна остается крупнейшим мировым покупателем свежих яблок. По оценке Минсельхоза, уровень самообеспечения эти фруктами у нас составляет не более 25%. Правда, доля белорусских яблок на российском рынке не столь велика, как кажется — в 2017 году она едва достигала 3% или 45 тыс тонн. С одной стороны, фрукты из союзной республики гораздо дешевле, нежели из Турции: оптовому российскому покупателю килограмм белорусских яблок обходится максимум в 2,3 рубля, тогда как стоимость аналогов из других государств может доходить до 6 рублей. Запрет товаров из Белоруссии может отразиться на внутренних российских ценах на плодоовощную продукцию в нашей стране, но к их взлету явно не приведет. Особенно, учитывая весенне-летнее сезонное падение цен за импортную сельхозпродукцию.

С поставками российской нефти по территории Белоруссии несколько сложнее. Увеличение тарифа на транзит может повысить затраты российской стороны $700 млн в год. Однако тогда под вопрос может быть поставлено выделение Москвой новых кредитов Минску — последний транш на $600 млн был согласован в начале апреля. Эти средства Минску нужны позарез — иначе он не сможет рефинансировать ранее привлеченные кредиты. В свою очередь, России было бы странно субсидировать страну, которая пытается выжать из партнерских отношений максимальную сумму денег, причем, обвиняя своего ближайшего партнера фактически в мошенничестве. Поэтому компромисс Москвы и Минска неизбежен, только от возможности потрепать нервы российским чиновникам Лукашенко вряд ли откажется.

ЧТОБЫ ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ, ПЕРЕЙДИТЕ НА СЛЕДУЮЩУЮ СТРАНИЦУ
Pages — 1 2