Революция в России, которая уже идёт

За девятнадцать лет количество банков в России сократилось в три раза, это плохо или хорошо?

В телеграмм-каналах, посвященных банковской и финансовой деятельности, появилась интересная картинка, посвященная итоговому состоянию отрасли на 1 января 2019 года. Так, на первое января 2001 года в России действовало 1274 банка. К началу 2003 года их количество достигло максимума – 1282.

Потом начался процесс, журналистами часто именуемый нисходящим трендом, якобы свидетельствующим об усиливающемся кризисе в национальной банковской системе. С разницей разве что в указании крайнего. Одни возмущаются отзывающим лицензии Центральным банком, другие – общим обеднением страны, из-за которого якобы денег в ней становится меньше, и потому, мол, банки разоряются. Как бы там ни было, к 2006 году их количество сократилось до 1205, к 2011 – до 955, чтобы на 1 января нынешнего года усохнуть до 440.

Хочется понять причины процесса, а также определиться с итоговым смыслом результата. Сокращение количества банков – это плохо или хорошо? Потому что, на первый взгляд, происходящее это вообще ни о чем. Точнее, оно является закономерным результатом процессов, еще два десятка лет назад заявленных как целевые.

Согласно статистике, наибольшее количество российских банков в период с 2000 по 2003 годы имели капитал в пределах 10-30 млн рублей или от 300 до 900 тысяч долларов США. Не без оснований считалось, что сколько-нибудь масштабные и хотя бы относительно среднесрочные проекты они кредитовать не в состоянии. Построить магазин – да. Профинансировать какую-то экспортно-импортную операцию – вполне. Но вложиться в строительство, например, атомной электростанции, тут явно не по Сеньке оказывалась шапка.

Государство и ЦБ задались целью укрупнения российских банков. В противном случае они не имели шансов сколько-нибудь успешно конкурировать с западными банками, в среднем обладавшими на тот момент капиталом от 100 до 350 млн долларов.

Процесс, что называется, пошел. В 2004 — 2008 годах уровень среднего российского банка удалось поднять до 300 млн рублей, а доля мелких (до 3 млн. включительно) сократилась с 7,7 (2003 год) до 2,8% (2009 год). Сегодня достигнута планка в 32 млрд рублей или около 480 млн долларов на один банк.
Иными словами, за два десятка лет размер денежного портфеля вырос в 100 раз, тогда как совокупный объем национальной экономики, если считать через ВВП, увеличился с 0,26 до 1,3 трлн долларов или всего в пять раз.

Таким образом, явное опережение темпов роста среднего размера капитала российских банков над темпами роста экономики страны в целом очевидны. Нам требуется скорейшими темпами догнать западный банковский сектор, который формировался на протяжении полтысячи лет. Стоит ли удивляться, что выполнение норм ЦБ, сей процесс явным образом стимулировавшего, идет в значительной степени за счет слияний и поглощений?

Кроме того, укрупнение банковских структур повышает прозрачность финансовых операций и облегчает контроль за их операционной деятельностью, позволяя эффективнее пресекать черную обналичку, отмывку доходов от нелегальных экспортно-импортных операций и разные прочие противозаконные схемы, в том числе, по выводу капитала из страны.

В сущности, без глобальных потрясений и демонстрационных вояжей по улицам российских городов грузовиков с вооруженными матросами, в России развивается вполне себе революционный процесс восстановления государственной власти над банками. Юридически они остаются частными, но по факту уже в 2018 году доля государства в банковском секторе достигла 70%. Для справки, в 2001 она едва превышала 5,6%!

Надо ли выходить на 100% — вопрос спорный. Вероятнее всего, нет. По крайней мере, до тех пор, пока мы не является так называемыми «маркетмейкерами» мирового финансово-кредитного рынка и вынуждены играть по не нами формируемым правилам. Как показала санкционная война, наличие частников стране не только полезно, но в целом ряде важных случаев даже прямо необходимо.

Так что радикальные радетели немедленного повторения социалистической революции в России махать лозунгами могут и дальше, однако в действительности столь ими желаемая социальная революция в стране идет уже давно. Разве что в сильно другой, менее кровавой форме.

Владимир Путин по этому поводу сказал правильно: социализм в России построен будет, только в другой форме, сильно не похожей на СССР. История с банками сей факт наглядно подтверждает.

Не забудьте поделиться этой статьей со своими друзьями!