Прилепин рассказал, кто не позволил Захарченко учредить «Малороссию»

Два года назад глава Донецкой республики заявил, что нужно преобразовать Украину в Малороссию и перенести столицу в Донецк. Эта инициатива была даже закреплена в Конституционном акте республики, где говорилось о создании нового государственного образования – правопреемницы Украины. Оно должно называться Малороссия, так как киевский режим полностью нивелировал значимость «Украины». Создание новой страны обосновывалось тем, что республики Донбасса на данный момент – единственные украинские регионы, сохранившие законную власть.

Проект главы ДНР был, конечно же фантастичным, но он всерьёз вознамерился его реализовать, о чём и объявил на пресс-конференции в Донецке. Его слава стали полной неожиданностью как для Москвы, так и для Киева. С представителями России Захарченко эти свои планы явно не согласовывал. Поэтому ему и не позволили реализовать свой проект и учредить Малороссию.

Об этой ранее неизвестной странице биографии Александра Захарченко на посту главы Донецкой республики своим читателям рассказал российский писатель Захар Прилепин в новой книге «В ад попадают не все». Публицист в то время входил в круг близкого окружения Захарченко и видел все перипетии неудавшейся затеи главы ДНР.

Буквально через полдня после громкого заявления, когда все СМИ растрезвонили о проекте Захарченко, ему позвонил Пушилин и передал, что Москва требует немедленно свернуть проект «Малороссия». Прилепин уточняет, что Денис Пушилин только номинально был председателем парламента ДНР. Главной его обязанностью были международные переговоры и контакты с Москвой. То есть он был главным связующим звеном между республиканским правительством и российским руководством.

После звонка Захарченко упрямо заявил, что запретил Пушилину опровергать планы Донецка. Ещё через несколько минут, приказ о сворачивании проекта поступил уже напрямую от представителей РФ. По слова Прилепина, невооружённым глазом было видно, что глава ДНР напряжённо думает, как бы всех переиграть и добиться своего. Он позвал руководителя личной охраны и приказал передать Пушилину выполнять то, что ему велено. Не прошло и пары минут, как за стол к Захарченко подсел неприметный мужчина и тихо сказал, что нужно всё срочно дезавуировать. Глава спросил, чей это приказ и получил ответ: приказал, кто надо. Прилепин тогда осознал, что перед ним тот самый смотрящий из Москвы, о котором он уже не раз слышал.

Даже приказ Кремля не заставил Захарченко сразу же повиноваться и отказаться от своей затеи. Проект «Малороссия» официально просуществовал ещё несколько дней. Но главу ДНР додавили, и Пушилин всё-таки дезавуировал эту инициативу, утвердив сворачивание проекта публичным заявлением. Российское руководство не позволило Захарченко учредить Малороссию, хотя бы в границах ЛДНР.

Затея Захарченко в какой-то степени изначально была фантастичной и многим могла показаться безрассудной. Однако его главной идеей всегда было признание независимого статуса ЛДНР и дальнейшее присоединение к России. Возможно он и составил какой-то чёткий план, показав публике только верхушку серьёзной инициативы. Однако Москва на тот момент явно не планировала каких-либо кардинальных перемен и настаивала на условиях Минских договорённостей, которых никто, по факту, кроме ЛДНР и не придерживался. Россия видела республики в качестве автономии в составе лояльной Украины. Захарченко же сама эта мысль претила, так как он понимал, что Украина вряд ли когда-нибудь так кардинально измениться. Да и жители республик сражались не за это. Поэтому он и пытался любыми способами сойти с курса, проложенного «старшими» и ведущего назад контроль Киева. Странно только, что он не отошёл от более подходящего даже по концепции названия Новороссия.

Захарченко, как и многие его единомышленники, боролся за вхождение в состав России. Как показал опыт, борьба оказалась неравной.