Венесуэльское зеркало геополитических реалий

Почему Пекин до сих пор находится в геополитической тени Москвы?

Продолжим с вами заглядывать в это «свет мой зеркальце», как и в предыдущем материале, ибо в нём отражается столько, что не уместится в одном удобоваримом формате статьи. А сколько ещё интересного мы увидим впереди, спустя время!

Давайте вглядимся внимательно, а кто-нибудь заметил, где тут вообще Китай? Ну, как же, все эксперты бодро перечисляли суммы вложений в экономику этой Боливарианской республики, отмечали многократное, на порядок, преобладание китайских инвестиций над российскими – и что? Где Китай-то? Может быть, это ему предлагают такие выгодные условия для сдачи Мадуро: «не трогать инвестиционных вложений РФ» и даже «создание для них лучших условий»? Это под его могучую крышу переходит вся нефтедобыча? Может быть, это именно он, «новый геополитический исполин», является основным противоборствующим актором в остановке свержения очередной государственности?

Нет и снова нет. Так же, как и на Ближнем Востоке и в ряде других регионов планеты. Вспоминается, как каких-то буквально пять-семь лет назад автор «до хрипоты» доказывал многим довольно-таки продвинутым аналитикам, что их понимание Китая, как «новой мировой суперсилы», «нового, второго по величине, геополитического лидера» иллюзорно и обманчиво.

Что все эти страшилки для России о его «ползучей экспансии» или «молниеносном захвате Сибири» клепаются в определённых идеологических отделах в Ленгли, Хайфе и ряде других специфических мест. Насчёт Хайфы, поверьте, там не только база подводных лодок с ядрёными батонами и снуют вымученные у немцев за холокост «Дельфины» с «Попай Турбо» и морскими «Далилами». Там есть много других, ну очень интересных мест.

Конечно, можно скупить, где разрешат, почти пол-мира, что относится и к затронутым израильским портам, портам Египта, циклопическим вложениям в Африку, БВ, Латинскую Америку – а потом, плача и сожалея о потерянном, уходить оттуда, откуда подвинут силой. Но с затаённой обидой, затаённой на многие десятилетия.

Недаром в мире китайцы воспринимаются, в определённой части своего менталитета, как азиатские евреи: так же изощрённо ведущие дела, неистово торгующиеся и находящие гешефт в неожиданных местах и на ровном месте, но так же и веками помнящие нанесённые им поражения и обиды. Ну что же, все народы разные, все со своими характерами и особенностями, и вот эту-то китайскую черту «злопамятности о потерянных деньгах» наш лидер виртуозно использует в геополитике по полной.

Если же рассматривать китайскую государственность под метафизическим углом (не углубляясь в дебри «небополитики»), то она не настолько мощна, как нынешнее воплощение молодой растущей (всё ещё впереди) российской и имеет ряд своих специфических черт. Ей присуща определённая замкнутость, как «вещи в себе», что можно легко отследить даже на историческом пике её могущества, когда общий мировой цикл благоволил этому региону. 1483-1658 годы — Планетарная Весна, кульминация Востока, рассвет Китая во времена династии Мин (1368 – 1644 гг.).

Тогда население Китая составляло чуть меньше 200 млн. человек, а весь остальной мир приблизительно, по разным оценкам — 650-670 миллионов, то есть китайцев была почти треть от населения всего мира. Профессиональная китайская армия того времени — 1 млн. человек, что больше, чем все остальные армии того мира, вместе взятые. На верфях города Нанкина строили огромные океанские корабли – девятимачтовые монстры с осадкой до 12 метров, длина которых составляла 133, а ширина – более 20 метров. В состав китайского флота входило порядка трехсот (!) таких посудин. Подобного ничего и ни у кого в мире не было – ни у Испании, ни у Британии.

Более того, по приблизительным подсчётам в Поднебесной производилось (реально производилось, а не наколдовывалось с помощью нулей и единиц в датацентрах) в районе половины мирового ВВП того времени. То есть тот Китай крыл остальной мир как бык овцу. Тотальное экономическое и военное доминирование. И многих этот монстр смог завоевать, если Синцзянь не считать завоеванием? Ни-ко-го.

Ограничились, сообразно своей внутренней сущности, построением Стены (и то, не факт – бойницы-то смотрят в сторону Китая). Да походы монстрообразного флота больше походили на исследовательски-торговые экспедиции, где изредка захватывали иноземных правителей, чтобы потом регулярно получать дань. Всё! Притом, что собственные прибрежные районы постоянно страдали от набегов японских пиратов! «История, — как писал Арнольд Тойнби, — это не то, что было. Это то, что может быть, потому что уже было однажды».

Исходя из вышеизложенного, думаю с Китаем и его ролью в венесуэльской теме, вернее её отсутствием, более-менее разобрались. Да, за нашей могучей спиной они могут что-то поддакивать и даже выдавать весьма воинственную риторику, но только при условии, что на них падает тень более рослого русского брата. Вот как сейчас, следование за нами в общем риторическом плане и готовность оказывать помощь с тем же блэкаутом.

Также они обречены «у собственного крыльца» что-то судорожно в оборонительном плане строить и вставать в воинственную позу, зажатые в угол и «стоя с нами в защите спиной к спине» (китайское описание наших с ними геолокаций и отношений). Но только когда их щемят у самого порога, в их «внутреннем море», через которое, кстати, идёт более четверти мировой морской торговли. Мы же, не вмешиваясь и ограничиваясь дежурными репликами, спокойно смотрим на всю эту катавасию, ожидая, когда агент Кремля с позывным «товарищ Козырь», посредством очередного обострения там, погонит значительную часть контейнеровозов нашим Севморпутём.

Вот и в Венесуэльском кризисе я бы на месте соответствующих заокеанских спецслужб тщательнее присмотрелся к действиям этого товарища, который им совсем не товарищ. Это как так получается, что собирались пристегнуть свободолюбивую республику к скукоживающемуся Гегемону, а в результате русское влияние там только упрочняется и становится всеобъемлющим? Да ещё и Китай подвинули, и местным элитам, кстати, как и по всей Латинской Америке, однозначно становится понятно, кто и что весит в мировом реале. Но в каждой шутке есть только доля шутки.

Китайцы – неплохие парни, хоть и со своими тараканами в голове, чего хватает у всех народов мира. Нам с ними ещё возводить и возводить только начинающий строится сейчас глобальный Евразийский треугольник Россия–Индия–Китай, стоящий своим основанием на оси Берлин-Москва, что протянется от Лиссабона до Владивостока. Конечно, это не немцы, которые, на самом деле, наш братский полюсный народ, полностью нам конгруэнтный, и с которым мы Высшим Порядком заточены под Планетарную Зиму, вступившую в свои права с 2008 года. Недаром нас расчётливые англосаксы постоянно сталкивали лбами до кровавых кишок.

Китайцы — совсем другие и весьма специфические ребята, о чём вам расскажет любой, кто хоть некоторое время пожил там или вёл с ними переговоры. Умение находить с ними общий язык, выстраивать совместную политику – дорогого стоит, что Владимир Владимирович и демонстрирует по полной. В этой его виртуозности, как проводника воли Госсущности, отражаются те мегачерты, что постепенно начинают проступать у нашей новой Государственности и мы видим закладку справедливых, равноценных отношений со всеми участниками международных отношений.

Не забудьте поделиться этой статьей со своими друзьями!